Гроздья пролетарского гнева

  • Posted on: 26 November 2018
  • By: koms
Рубрика: 

Гроздья пролетарского гнева.

ЛЕТО УХОДЯЩЕГО ГОДА отличалось небывалой социальной активностью класса наёмных эксплуатируемых работников физического и умственного труда. Иначе говоря, пролетариата. В этом подъёме было две составляющие: трудовые протесты, отражавшие перерастание всеобщего недовольства трудовой России во вспышки локальных конфликтов разной остроты, и тотальное негодование пролетариата (по данным Росстата, наёмные эксплуатируемые работники составляют 87% занятого населения страны) кремлёвско-«белодомовской» пенсионной «реформой». Их не удалось соединить в единый процесс сопротивления капиталу, да и, похоже, у организаторов акций не было такого стремления.

Характеристику трудовых конфликтов регулярно публикует Центр социально-трудовых прав (ЦСТП). Недавно он подвёл итоги трудовых протестов в стране за восемь месяцев. Результатом исследования, систематически проводимого под руководством ведущего специалиста Центра П. Бизюкова, стала весьма выразительная картина. Спад протестной активности, достигший низшей точки с начала XXI столетия, пришёлся на март. И это не случайно: шёл месяц президентских выборов. Официальные профсоюзы усердно демонстрировали верноподданническое отношение к В.В. Путину, политические партии сосредоточенно занимались избирательной кампанией. Трудящиеся же, не замечая на горизонте «буйных», откладывали протест на более подходящее будущее. Уже в апреле трудовые протесты выросли по сравнению с мартом в полтора раза, а стоп-акций случилось столько же, сколько в феврале и марте вместе взятых.

Первый в этом году апрельский пик протеста пролетарии не сумели удержать, хотя напряжённость противостояния выросла. П. Бизюков так оценивал ситуацию макушки лета: «В июле 2018 года зафиксировано 10 стоп-акций, в ходе которых полностью или частично останавливалась работа. Если общее количество протестов уменьшилось, то стоп-акций стало на 11% больше, чем в прошлом месяце, и ровно столько же, как в минувшем году.

Догадливый читатель уже сообразил, что стоп-акции — это современный литературный псевдоним стачек: Трудовой кодекс РФ написан так, что то, что в нём называется забастовкой, провести невозможно, а слово «стачка» — из арсенала пролетарской борьбы, которую у нас всё ещё называют «протестным движением».

Что касается оценки августовской ситуации, данной Центром социально-трудовых прав, то с ней едва ли можно согласиться. Со счетоводческой точки зрения ЦСТП, конечно, прав: в августе 2018-го протестных акций было на 13% меньше, чем в этом же месяце прошлого года. Но в августе-18 наёмные, эксплуатируемые работники России сосредоточились на сопротивлении не локальным и сиюминутным наглостям капитала, а на протесте стратегическом и долгосрочного действия. Пенсионная «реформа» была показателем ненависти капитала и обслуживающей его интересы власти к людям труда. И наёмные работники как физического, так и умственного труда это хорошо поняли. Об остроте их сопротивления человеконенавистнической «реформе» говорит уже то, что Российская гвардия (может, точнее: жандармерия?) и полиция задержали 1300 участников сопротивления, а 60 человек были арестованы.

Именно на август пришлось время массового гнева трудящихся, направленного против повышения возраста выхода на пенсию, против лживой аргументации власти и её прислужников, против циничного отношения президента В.В. Путина к трудовому народу, ярко проявившегося в его телеобращении. Третий квартал 2018 года отличался почти трёхкратным ростом числа протестных выступлений по сравнению с третьим кварталом 2017-го или с первым кварталом 2018 года.

Не исключено, что новый пик протеста будет в январе 2019 года, когда реально почувствуют себя униженными и угнетаемыми те, кто должен был выйти на пенсию, но вместо пенсии власть показала им комбинацию из трёх пальцев. Вероятно, они покажут ей в ответ увесистый кулак. Особенно если КПРФ возьмёт на себя роль организатора протеста.

Виктор ТРУШКОВ, «Правда».

«Товарищи! Прошёл первый день забастовки!»

Это не цитата из исторической прокламации начала ХХ века. Этими словами в нынешней России 20 ноября начинается обращение к работникам завода «Форд» первичной профсоюзной организации предприятия.

«ПРАВДА» неоднократно за последние 12 лет обращалась к истории борьбы за свои трудовые права рабочих этого завода по сборке автомобилей в пригороде Петербурга. Как сообщает профсоюз, результатом нынешней (не первой в истории предприятия) забастовки уже стала остановка цеха по сборке модели автомобиля «Мондео». В то же время профсоюз заявляет, что «у забастовочного комитета нет цели полностью остановить завод и ухудшить положение предприятия. Главная цель — оказать давление на работодателя и заставить его выполнить законные требования работников». Однако развитие ситуации даёт основания профсоюзу рассчитывать на расширение забастовки, в случае если работодатель будет игнорировать предложения заводчан.

Причин для недовольства, которое обрело форму забастовки, у трудового коллектива «Форда» хватает. За последние годы сокращения, простои, неполные рабочие недели и в результате потеря в зарплате стали нормой на предприятии. Но можно предположить, что эти трудности российские рабочие перенесли бы стоически, если бы не вопиющая социальная несправедливость: одни правила для, скажем так, простых работников и совсем другие — для «стотысячников», тех, чьи оклады без учёта надбавок и премий составляют более ста тысяч рублей в месяц.

Наиболее частое оправдание владельцев предприятий сегодня при попрании прав рабочих — кризис. Кризис, мол, в стране, да и в мире «стабильности нету». Потерпите, дорогие коллеги-работники. Но что выясняется: оказывается, «кризис» залезает в карман отнюдь не ко всем. Так, по данным профсоюза, на март 2016 года 25% фонда заработной платы приходилось на зарплату тем сотрудникам, которые без учёта надбавок получали более ста тысяч рублей в месяц (и это только чистый оклад). На тот момент таких счастливчиков было 10% от всей численности завода.

С тех пор число рабочих значительно сократили, а зарплаты высокооплачиваемых сотрудников, наоборот, увеличили. Так что на сегодняшний день из фонда заработной платы на долю группы «стотысячников» приходится уже не 25%, а, как полагают в профсоюзе, все 50%. И, как правило, на них не распространяются режим неполной рабочей недели и длительные простои. Получается, что оставшаяся половина фонда заработной платы распределяется среди рабочих. В результате простые труженики получают не более 60% от своего оклада из-за неполной рабочей недели и длительных простоев.

«Справедливо??? — задаются вопросом в профсоюзе. — Мы так не считаем! По каким таким заслугам генеральный директор или другой менеджер достойны получать свой оклад полностью, а рабочий на конвейере — нет? Почему они при своих больших окладах не теряют в заработке вообще, а мы должны выживать? Не пора ли менеджменту вместе с рабочими делить все тяготы?»

Ещё факт для сравнения: работодатель в августе этого года поднял зарплату на 3,5%. И тут же ввёл четырёхдневную рабочую неделю, к которой добавляются постоянные простои. В результате после повышения рабочие стали получать денег на 31% меньше.

Ещё одним толчком к забастовке, безусловно, стало издевательское предложение со стороны руководства завода по решению проблемы «тяжёлого периода», возникающего каждый год в декабре и январе из-за простоя предприятия и перевода коллектива в режим неполной рабочей недели. Профсоюз настаивал на выплате сотрудникам полного оклада. Встречное предложение работодателей шокировало, как говорится, и бывалых. Оно заключалось в следующем: компания постарается оказать помощь работникам во временном трудоустройстве куда бы вы думали? В магазин «Лента»! И это прозвучало в адрес высококвалифицированных работников современных конвейеров по сборке автомобилей.

Не все комментарии заводчан по поводу подобной идеи можно привести в печати, но вот один из самых выдержанных, сформулированный профсоюзом: «Наш работодатель так о нас беспокоится, что говорит: «Вы, ребята, мне сейчас не нужны и платить я вам буду меньше половины, но вы можете поработать пока в другой компании. При этом будьте любезны прийти на своё рабочее место по моему первому требованию!» Это издевательство, наверное, подумаете вы, я ведь устраивался в солидную компанию, занимающую лидирующие места на мировом рынке, которая дорожит своими квалифицированными работниками, а тут мне предлагают поработать неизвестно кем. Правильно, именно так уважающий себя работник должен подумать! Но, видимо, наш работодатель принимает нас за сброд. Вы только представьте, как работодатель за нас переживает: «Я и помогу вам трудоустроиться, и вы сможете заработать деньги, которые я на вас экономлю!» Вот только вопрос возникает: «Почему только «Лента»?» Может, есть варианты помощи в трудоустройстве в «Газпром»?»

Разумеется, высший руководящий состав завода вряд ли получит предложение временно подработать в супермаркете. И зарплаты свои, думается, будет получать независимо от простоя.

Ещё пример «равенства»: на коллективных переговорах профсоюз предлагал повысить заработную плату на фиксированную сумму, а не на процент от оклада, но менеджмент отказался. Почему? Да потому, что управляющему звену, тем самым «стотысячникам», которые сейчас, возможно, уже «двухсоттысячники» или «трёхсоттысячники», это невыгодно. Фиксированная сумма повышения одинакова для всех, а увеличение зарплаты на один и тот же процент от оклада у работника и у менеджера в реальных деньгах отличаются в разы. Как им, бедным, жить-то?

ЗА ЗАБАСТОВКУ! Именно такое решение приняла конференция работников «Форда».

К забастовке на «Форде» присоединился и отдел логистики, что свидетельствует о следующем: положение вещей на заводе не устраивает не только работников производственных цехов, но и служащих предприятия. А вот члена профсоюзного комитета, участвовавшего в переговорной группе, уволили по состоянию здоровья в течение часа (!) после того, как к забастовке присоединился отдел логистики, в котором он работал. «Я отдал заводу 15 лет — меня уволили за час!» — гласил плакат, с которым уволенный сотрудник вышел на пикет к зданию завода.

Кстати, подобное экспресс-увольнение — прямое следствие последних изменений, введённых работодателем. Теперь он не будет создавать рабочие места или не будет давать возможность подлечиться работникам, не прошедшим очередную медкомиссию (именно как не прошедший медкомиссию уволен член профкома), а просто будет выкидывать рабочего, как отработанный материал, на улицу с компенсацией в три оклада.

Также работники больше не будут получать надбавку за высокую квалификацию. Со слов работодателя, ему это на данном этапе неинтересно. Руководство завода в одностороннем порядке расторгло соглашение, заключённое с представителями коллектива, и просто «отжало» надбавку в стиле «лихих 90-х». Теперь квалифицированные кадры, проходившие обучение в своё личное время и за свой счёт, будут получать на 7000 рублей меньше.

Вместо попыток реально исправить положение дел администрация 12 ноября выпустила ряд приказов, которые запрещают говорить о забастовке тем, кто не принимает в ней участия, а тем, кто участвует в протестной акции, запрещают разговаривать с неучастниками. Бастующим запрещается передвигаться по территории завода, находиться следует в спортзале.

Возмущаясь благосостоянием менеджеров высшего звена, в профсоюзе реально оценивают трудное финансовое положение работников и то, что участие в забастовке усугубит его. Поэтому профсоюз предлагает заводчанам участвовать в забастовке неполный рабочий день и выражает готовность продолжать борьбу за трудовые права.

К СЛОВУ… Современные буржуазные СМИ очень любят рекламировать меценатство и благотворительность новых хозяев жизни. Также они упорно подчёркивают деклассированность современного российского общества. Дескать, современные респектабельные буржуа добры и милосердны, а трудящихся как класса нет и вовсе, на коллективные действия они не способны. Поэтому СМИ молчат и о забастовке на «Форде» и вряд ли расскажут о том, что на протяжении нескольких месяцев работники завода организованно участвовали в сборе гуманитарной помощи для детей с юго-востока Украины. Вся собранная гуманитарная помощь объёмом 1200 кг была доставлена в первую очередь проживающим в непосредственной близости от зоны боевых действий — в посёлках Зайцево и Горловка. Также часть гуманитарной помощи была передана в детское травматологическое отделение города Донецка.

Ольга ЯКОВЕНКО, соб. корр. «Правды», г. Санкт-Петербург.

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
0
Голосов пока нет