К 200-летию А.К. Толстого. Угарное вожделение

  • Posted on: 9 August 2017
  • By: koms
Рубрика: 

На Брянщине у литературных памятников катастрофическая судьба. Исчез Литературный музей, уничтожена усадьба А.К. Толстого в Красном Роге. Нет музейного пристанища К.Г. Паустовскому, П.Л. Проскурину... Это следствие того, что возглавляющие регион люди равнодушны к литературе и к «великому и могучему» – к русскому языку.

Однажды случилось приятное исключение, когда в советское время регион возглавил Е.И. Сизенко, человек широко образованный. Он-то и поспособствовал возрождению литературной усадьбы Ф.И. Тютчева в Овстуге. Но этого было бы недостаточно, если бы не стоял у истоков возрождения тютчевского гнезда подвижник и знаток его поэзии сельский учитель В.Д. Гамолин. Это содружество – Гамолин и Сизенко – стало источником литературного просветительства, который питает общество до сих пор. Сохраняют этот источник люди, увлеченные своей профессией.
А у Алексея Константиновича Толстого все сложилось наоборот. Незадолго до своего ухода из жизни поэт-провидец писал:
В одном согласны все лишь:
Коль у кого именье
Отымешь и разделишь,
Начнется вожделенье.
Первый разгром господского дома произошел 7 мая 1918 года на Пасху. Теперь полное уничтожение усадьбы приурочили к 200-летию со дня рождения писателя в 2017 году. «Вожделение» продолжается...
Вспомним, какую роль играл этот приграничный уголок России и Украины в жизни и творчестве А.К. Толстого. В письме к С.А. Миллер поэт признавался: «Даже в самом разгаре моих аристократических увлечений я всегда желал для самого себя простой деревенской жизни».
Впервые поэт оказался в имении Красный Рог 19-летним юношей, где и пристрастился к охоте. Последние семь лет его жизни прошли в этом имении.
Теперь в глуши полей,
поклонник мирных граций,
В деревне дедовской
под тению акаций,
От шума удален,
он любит в летний зной
Вкушать наедине прохладу
и покой....
За полгода до кончины Толстой писал Б. Маркевичу: «...это хорошее и спокойное место, где славно пишется». В день похорон поэта, упокоившегося возле древней Успенской церкви в полукилометре от усадьбы, другой поэт, М.А. Хитрово, написал:
Как он любил
свой мирный уголок,
Взрастивший в нем
возвышенные чувства,
Где в тишине,
от суеты далек,
Он уходил в свой чудный мир
искусства...
Если обратиться к межевому плану усадьбы 1868 года, когда в ней окончательно поселился Толстой, то мы увидим на ее территории условно обозначенные девять объектов: главный усадебный дом, четыре флигеля, погреб, прачечную, баню, конюшню. В мемуарной литературе упоминаются садовницкая, кузница с домиком кузнеца, колодец посреди хоздвора.
За пограничным валом – гумно с овином. Весь этот комплекс построек с усадебным парком находился в окружении луга, поля, примыкавшего с северо-востока лесного массива и протекавшей по нему реки Рог, превращенной возле церкви в мельничный пруд. Окружающий пейзаж вдохновил поэта на создание 14 стихотворений, некоторых баллад и восторженных строк в эпистолярном наследии. Сейчас этот пейзаж исчез в беспорядочных зарослях деревьев и кустарников, а река Рог обмелела, изменив даже название – «Рожок».
Что включает в себя понятие «загородная усадьба XVIII – XIX веков»? Это среда обитания владельца имения, которая состояла из необходимых для жизнедеятельности объектов: дом (жилище), хоздвор: кухня, погреб, баня, колодец, конюшня, помещение для обслуги и т.д., сад для отдыха.
Ныне это экскурсионные объекты, куда стремятся люди, чтобы прикоснуться к той атмосфере, окружению, в которых жил и творил известный человек. Какую среду обитания А.К. Толстого увидят посетители в его усадьбе в Красном Роге ныне?
Дом-новодел, не имеющий ничего общего с тем, в котором жил поэт, ни во внутренней планировке, ни во внешнем сходстве. Нет флигеля-кухни, колодца, бани, конюшни, кузницы и садовницкой. Нет даже информационных табличек на местах исчезнувших построек. Что в остатке?
Два раскуроченных флигеля да вновь построенный без проекта в другом обличье флигель к юбилею взамен снесенного толстовского дворового. На месте толстовской бани спешно соорудили здание из кирпича для администрации музея. В усадьбе при Толстом были все постройки деревянными. На месте толстовской кузницы красуется баня бывшего пансионата. Над округой громоздится бесхозная недействующая водокачка – «память» о профсоюзной здравнице, занявшая место графской конюшни. Некоторые посетители полагают, что эта сельская усадьба в XIX веке была оснащена водопроводом.
Из увиденного следует, что если бы граф Толстой и поселился в «усадьбе», то неизвестно, как бы он, безлошадный (конюшни-то нет!), добирался до нее. Не ел, не пил – ведь нет кухни и колодца. Не мылся бы из-за отсутствия бани. Вместо «прекрасно содержимого сада» (А. Фет) – дикие заросли из-за отсутствия садовника. Как жили бы гости в гостевом флигеле без отопления, голодные и немытые?..
Объект, потерявший признаки усадебного быта, не содержащий предметов, имеющих отношения к А.К. Толстому, нелепо называть «Музеем-усадьбой». Не менее нелепо этот памятник историко-культурного наследия значится в министерских документах. В постановлении Совета Министров РСФСР от 04.12.1974 г. №624 его «обозвали» как «Усадьба «Красный Рог», в которой жил поэт Толстой Алексей Константинович: Дом (флигель), парк с прудом».
На тот период в усадьбе не было объекта «Дом». Новодел на месте сгоревшего построили в 1993 году. «Флигель» и «дом» – это функционально разные объекты. Пруда в парке никогда не было. Остается один памятник – парк. Обращения в департамент культуры и в управление по памятникам культурного наследия Брянской области об исправлении нелепицы ни к чему не привели.
Между тем все перечисленные по межевому плану 1868 года и сохранившиеся до нашего времени объекты, кроме гостевого флигеля, до сих пор не имеют статуса даже вновь выявленных объектов и не введены в реестр объектов культурного наследия, а потому юридически бесправны. С ними расправляются по-варварски, сносят, строят новые объекты согласно вкусам и нуждам временщиков.
Русская усадебная культура является неотъемлемой частью историко-культурного наследия России. Такой частью наследия была и краснорогская усадьба. Но временщики, сменяющие друг друга, как в калейдоскопе, не заботились о ее сохранении и с каким-то ожесточением принялись уничтожать материальную память о Толстом в преддверии юбилея, чтобы отметить его посреди разрухи и лжепамятников.
Музей А.К. Толстого, отданный на откуп случайным некомпетентным людям, превратился в рассадник низкопробного мифотворчества. Непрофессионализм, безнравственность и безнаказанность с попустительства Минкульта России привели к извращению системы ценностей, превратив ее в некий суррогат духовной пищи и в конечном счете в надругательство над памятью выдающегося русского поэта А.К. Толстого.
Охваченные юбилейным угаром, местные власти срочно принялись «облагораживать» территорию за усадебной оградой в охранной зоне, оборудуя поляны – писательскую, охотничью, торговую и прочие. Гибель уникального памятника историко-культурного наследия решено затмить количеством различных мероприятий с приглашением знаменитых гостей и высоких чиновников. И это им удастся!
В течение 30 лет общественность сохраняла усадьбу в многочисленных битвах с чиновничеством. Но новые властители региона с помощью Минкульта РФ уничтожили ее за 3 месяца в стремлении «освоить» выделенные правительством на юбилей 160 млн рублей.

 

В.Д. ЗАХАРОВА
лауреат литературной премии им. А.К. Толстого «Серебряная лира»


Источник
Оценка: 
Ваша оценка: Нет
0
Голосов пока нет