Документальный фильм «Мы наш, мы новый...»

  • Posted on: 8 November 2017
  • By: koms

Великая Октябрьская Социалистическая революция. Могла ли она быть иной? В конце 19-го века в русской общинной деревне проживало более 80 процентов населения. Идеи большевиков о построении справедливого общества, как никакие другие, соответствовали той общественной модели, которой крестьяне жили и представляли себе на протяжении веков. Советский период стал закономерным развитием российской истории.

7 ноября на телеканале «Красная Линия» состоялась премьера документального фильма «Мы наш, мы новый…». Авторы анализируют обстоятельства, предшествовавшие Великой Октябрьской социалистической революции, показывают влияние русской истории, образа жизни подавляющего большинства народа на исход революционных событий 1917 года.

ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ совершалась не по учебникам. Не было в то время таких учебников. И даже многие авторитетные марксисты, включая Георгия Валентиновича Плеханова, были убеждены: страна пока не созрела для социалистической революции. Эти теоретики полагали, что перед переходом к социализму Россия должна пройти не одно десятилетие капиталистического развития.

Автор сценария Сергей Кузин и режиссёр Александр Андреев показывают зрителям, почему ход реальной истории оказался иным. Почему правы были Ленин и большевики, а не их оппоненты, отодвигавшие социалистическое будущее страны в трудноразличимую даль.

Они начинают с напоминания: в начале прошлого столетия Россия была крестьянской страной с преобладающим общинным менталитетом и специфическими противоречиями. Крестьяне в России составляли до 80 процентов населения. В устах «ортодоксальных» марксистов это звучало как приговор. Они считали, что социалистическая пролетарская революция в крестьянской стране с феодальными пережитками невозможна по определению, что перед этим надо пройти долгий путь буржуазно-демократических преобразований. Должен вырасти численно и закалиться в политической борьбе рабочий класс.

Ленинская идея о революционном союзе рабочего класса с беднейшими слоями крестьянства разбивала эту схему вдребезги. Крестьянам была нужна земля. За сорок лет после отмены крепостного права величина среднего надела сельского труженика уменьшилась в два раза, а урожайность почти не выросла. Результат — постоянное падение среднедушевого сбора хлеба и ухудшение положения земледельцев.

Авторы фильма напоминают, что революция 1905 года, начавшаяся с выступлений рабочих, очень скоро дополнилась крестьянским бунтом. Крестьянство выступило её мощнейшей движущей силой. Главное требование деревни — перераспределение земли в пользу крестьянских общин за счёт помещичьих угодий. И ведь до победы большевиков это требование так и не было выполнено — ни царским режимом, ни его буржуазными «сменщиками», пришедшими к власти в феврале 1917-го.

Но кто требовал земельного передела? Какое сознание было у крестьянского большинства? Крестьяне на Руси испокон веков жили общиной. Общинный уклад жизни выработал традицию решать проблемы всем миром.

Первая русская революция показала, что крестьянская община окончательно разочаровалась в монархии. Панически боясь повторения 1905 года, власть пыталась создать новую опору царизма в лице крестьянина-собственника, единоличника. Премьер-министр Столыпин утверждал, что индивидуализм станет основой будущего прогресса, а сохранение общины, с её негласными правилами и неписаными законами, «грозит в конце концов крахом и полным разорением страны».

Столыпин ошибся. И в том, что индивидуализм станет основой будущего прогресса России, и в том, что сохранение общины приведёт якобы «к полному разорению страны». Крестьянская община пережила Столыпина, а потом возродилась в новых формах советского коллективизма. Этот коллективизм позволил России собраться заново, провести индустриализацию, победить в войне, шагнуть в космос.

Слова Столыпина авторы фильма комментируют цитатой великого русского учёного Дмитрия Ивановича Менделеева: «Могу сказать, что знал на своём веку, знаю и теперь очень много государственных русских людей и с уверенностью утверждаю, что добрая их половина в Россию не верит, Россию не любит и народ мало понимает...»

В феврале 1917-го к власти в России пришли как раз те, кто не любил Россию и мало понимал её народ. О том, что произошло с российским государством дальше, в фильме «Мы наш, мы новый…» рассказывает современный режиссёр-документалист Константин Сёмин: «Объявили фактически о государственном суверенитете южные губернии, казачьи области. В независимом режиме начали существовать Финляндия и Польша. Автономно существовал Дальний Восток». Сёмин делает вывод, к которому исподволь подводят авторы фильма: «Если бы Ленин и его единомышленники решительно и бесстрашным своим поведением не извлекли власть, упавшую в кровавую лужу, в октябре 1917 года не подняли её с земли и не начали пересборку государства на социалистических принципах, то скорее всего никакого государства, по крайней мере одного государства, на этой территории уже не было бы».

17 июня 1917 года Ленин впервые заявил о готовности большевиков в любую минуту взять всю государственную власть в свои руки. А тем временем число членов партии стремительно растёт. Если в феврале 1917-го на всю Россию было всего 24 тысячи большевиков, то весной того же года без малого 100 тысяч. В июне — 240 тысяч. В октябре уже 350 тысяч. А за этим ростом стояла непоколебимая поддержка многомиллионных трудящихся масс.

Дальнейшее хорошо известно. Великий Октябрь открыл новую страницу и в истории России, и в истории всего человечества.

Вывод доктора экономических наук Руслана Дзарасова, который выступает в фильме в качестве эксперта, расставляет точки над i: «Большевистская стратегия была в подлинном смысле народной и демократической. И поэтому их успех, конечно, глубоко закономерен. Хотя и является продуктом высокого искусства Ленина как политического руководителя и как стратега. Он, конечно, оказался на голову или две головы выше всех своих соперников и слева, и справа. Его успех совершенно не случаен».

В короткой рецензии не охватишь все тенденции революционного развития России, которые вскрывают авторы фильма «Мы наш, мы новый…». Для этого лучше всего фильм просто посмотреть.

Газета «Правда».

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
0
Голосов пока нет