Как «Культура» объединила Валуева и Чикатило

  • Posted on: 3 December 2018
  • By: koms

За более чем четверть века постсоветской истории мы уже привыкли к тому, что слова «документальный» и «исторический» имеют в представлении некоторых теле-, радио- и прочих журналистов и писателей весьма относительный смысл. Не устоял перед этим и телеканал «Культура». Кто правит, тот и заказывает изготовление телевизионных программ. Телевизор выполняет две важнейшие функции: несёт в массы государственную пропаганду и даёт нескончаемое, беспрерывное, как калейдоскоп, зрелище. Образовывать, воспитывать человека, во-первых, вредно для государства и общества потребления, а во-вторых, не приносит денег.

КАНАЛ «КУЛЬТУРА» долгие годы был своего рода определённым антиподом всему российскому телевидению: трансляции концертов классической музыки, конкурсов, научные и образовательные передачи, действительно качественные фильмы об истории культуры и искусства… И вдруг… Нет, похоже не вдруг.

Какими мотивами руководствовались начальники на канале, нам неизвестно, но некто предложил, а кто-то поддержал идею сделать цикл документальных фильмов по психологии… Как гласит аннотация, документальный сериал, получивший весьма ёмкое название «Архетип. Невроз. Либидо», посвящён «судьбам знаменитых врачевателей душ, учёным XIX—XX веков, стоявшим у истоков современного психоанализа, психиатрии и гипноза». Авторы без каких-либо сомнений утверждают, что рассказывают «истории великих открытий». И конечно же первым героем стал Фрейд. Без него никак: народу-де нравятся и автор, и тема.

Но мы уйдём от бесконечной, как заблуждение, темы Фрейда и его теорий. А остановимся подробнее на второй серии фильма, которая была посвящена итальянскому психиатру Чезаре Ломброзо. Знаменит он тем, что первым создал антропологическое направление в криминалистике и уголовном праве. Авторы начинают своё повествование с предположения: если бы Ломброзо был мировым лидером, то мы бы жили по очень простому правилу, что преступниками не становятся, а рождаются. Проще говоря, лицом не вышел — в тюрьму.

Во время своих исследований психиатр измерил при помощи линейки и штангенциркуля головы тысячи воров и убийц. Так он собрал весьма тенденциозный массив данных. На основании этого исследования Ломброзо пришёл к выводу, что преступниками рождаются, что у них, «как у Каина, есть особая печать».

Из фильма мы узнаём, что Чезаре Ломброзо выделил четыре преступных типа: мошенник, убийца, насильник и вор, и для каждого из этих типов составил свой индивидуальный портрет. В передаче замечается, что очень легко найти в толпе преступника: взгляд исподтишка, особая походка, татуировки и ещё десятки знаков, которые указывают на опасность.

Авторы решили примерить эти критерии на реальных людей и отметили, что ко всем этим типам совершенно не подходит известный маньяк и насильник Андрей Чикатило. Он полностью не вписывается в концепцию врача: имеет приятные черты лица и улыбку — внешне полная противоположность тем заключённым, которые постоянно мелькают на экране.

И если Чикатило можно назвать «волком в овечьей шкуре», то второе не менее очевидное исключение — «овца в шкуре волка» — известный спортсмен, а ныне депутат Госдумы Николай Валуев. Как утверждают создатели фильма, его черты лица полностью подходят под описание преступника по теории Ломброзо. Мы, конечно, точно не уверены, но рискнём предположить, что к Валуеву журналисты всё же не рискнули подойти с измерительными приборами и определяли «соответствие» исключительно по визуальному впечатлению.

Второе (и, заметим, последнее) критическое замечание по поводу теории Ломброзо, которое звучит в фильме, касается женщин, которые и красивы, и коварны, и чаще даже более жестоки, чем мужчины. Это не авторская находка журналистов, а первый очевидный вопрос, который был задан Ломброзо практически сразу после того, как его теория увидела свет. Но и тут Ломброзо находит ответ и успокаивает авторов фильма: преступницы имеют не внешние уродства, а внутренние. И как тут поспоришь? Штангенциркуль и линейка никак не помогут!

Вообще, весь фильм мучает неприятное чувство: где-то на уровне подсознания (вспомним о Фрейде) присутствует понимание, что Ломброзо с его теорией не должен быть положительным персонажем, что его теория не может никак быть научной, что нацистская Германия с соответствующими атрибутами определения арийской расы где-то совсем рядом. Но вот уже финальные титры, а опровержения, критики как не было, так и нет. В институте учат, что надо соблюдать этику научной дискуссии: сначала отметить что-то хорошее в работе или теории оппонента, а уже потом критиковать. Фильм остановился на первой части. Действительно, нельзя же полчаса что-то рассказывать, а потом сообщить, что теория Ломброзо была давным-давно разбита и опровергнута учёными и в Советском Союзе, и на Западе.

Складывается полное ощущение: фильм был сделан для того, чтобы убедить зрителя, что теория в целом хорошая, но имеются небольшие несовпадения и огрехи. Вызывает вопросы и подбор экспертов от «науки». Кавычки здесь не случайны: они оказываются в ряду защитников Ломброзо. Особенно жаль весьма известного российского учёного, палеоневролога, доктора биологических наук, профессора, заведующего лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАН Сергея Вячеславовича Савельева. Он более 20 лет отдал Институту, его работы по морфологии нервной системы и эмбриологии признаны научным сообществом. Но во что превращается деятельность профессора сейчас? Его стали приглашать на различные телепередачи, и он каждый раз выдаёт что-то новое, например, что генетика — не наука, а вера, что мужской интеллект превосходит женский и т.д. В итоге он уже давно стал объектом для шуток.

АВТОРЫ ФИЛЬМА вместо того, чтобы развенчать Ломброзо, выступили его защитниками. С нескрываемым презрением они отмечают, что в Советском Союзе Ломброзо не издавали, а вся советская пропаганда была настроена на то, что любого человека можно перевоспитать. Иллюстрацией рассказа служат кадры известных фильмов: «Педагогическая поэма» и «Воскресение». Складывается полнейшее впечатление, что авторы согласны с произносимым в фильме текстом: «…перевоспитание — миф, человек — это животное, обезьяна, им управляют унаследованные инстинкты и наклонности».

Примечательно и то, что в фильме много внимания было уделено революционерам. В 1894 году итальянским анархистом был убит весьма популярный президент Франции Сади Карно. Ломброзо не упустил возможности добавить всех анархистов и революционеров в свой список «генетических» преступников.

Но ведь Ломброзо сам в молодости участвовал в бунтах и даже оказывался в тюрьме! Из этого следует, что он… Оказывается, ничего из этого не следует. Ведь в студии есть ещё один эксперт — доктор психологических наук Лев Рудкевич, который всё объяснил, процитировав не кого-нибудь, а известного политического деятеля и дипломата нацистской Германии Франца фон Папена: «Тот не имеет сердца, кто не становится бунтовщиком или коммунистом в молодости, и тот не имеет разума, кто остаётся им в тридцать».

Фраза, отметим, весьма универсальна. Чаще всего она приписывается Бенджамину Дизраэли: «У того, кто в шестнадцать лет не был либералом, нет сердца; у того, кто не стал консерватором к шестидесяти, нет головы». Или Франсуа Гизо: «Кто не республиканец в двадцать лет, у того нет сердца; кто республиканец после тридцати, у того нет головы». Иногда ещё Черчиллю. Почему господину Рудкевичу ближе фон Папен, мы не знаем. У каждого свои авторитеты…

Другой «эксперт», Сергей Савельев, с полной уверенностью маститого учёного заявляет, что анархисты и революционеры проповедуют животные формы поведения, решают животными способами (революцией, борьбой, уничтожением, смертоубийством) проблемы обладания деньгами и вопросы размножения. Вторит ему и авторский закадровый голос: «Революцией и красивыми словами анархисты прикрывают истинную потребность: убивать». Но тут нестыковочка: анархисты пока ещё не сделали ни одной революции. Они более или менее ярко проявляли себя в периоды революционной стихии, но никогда не были на первых ролях.

Однако авторы не утруждают себя знанием истории и фактов. Да и зачем? Ведь в студии сидит «эксперт», который, будучи доктором биологических наук, провозглашает, что в Советском Союзе запрещали теорию Ломброзо, поскольку… всё первое советское правительство подходило под описание — было ни много ни мало «скопищем преступников»! Шах и мат тебе, здравый смысл!

Естественно, авторы не обошли вниманием тему Ломброзо и нацистов. Ведь у нас с самого начала фильма возникло подозрение в схожести их взглядов. Но эксперты непреклонны: «Как можно сравнивать его, великого Ломброзо, с фашистами?» Ведь Ломброзо говорил о преступниках, а не о целых нациях. И, что опять же естественно, следует фраза, что в Германии пришла к власти «полууголовная публика, такая же, как и в Советской России».

В сухом остатке зритель получил без малого полчаса псевдонаучных, псевдоисторических, псевдодокументальных разглагольствований про то, что теорию Ломброзо незаслуженно забыли, а все революционеры — преступники, а преступников не перевоспитаешь. Если же кто-то был революционером, но потом раскаялся, то есть универсальная формула, которая всё объясняет.

А между тем совсем недавно исполнилось 130 лет со дня рождения простого советского педагога и писателя Антона Семёновича Макаренко, заслуга которого лишь в том, что он перевоспитывал малолетних преступников, не измеряя их головы штангенциркулем и линейкой. И так уж случилось, что решением ЮНЕСКО Антон Семёнович был отнесён к четырём педагогам, определившим способ педагогического мышления в XX веке. Но кого на ТВ это сегодня интересует?

Андрей БЕЛЯКОВ, секретарь Адмиралтейского райкома КПРФ, Василий КРИВОНОС, секретарь Василеостровского райкома КПРФ. г. Санкт-Петербург.

«Правда».

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
0
Голосов пока нет