К 75-летию освобождения Брянска от немецко-фашистских захватчиков. Страницы нашей славы боевой

  • Posted on: 16 September 2018
  • By: koms
Рубрика: 

К 75-й годовщине освобождения Брянска от немецко-фашистских захватчиков. Страницы нашей славы боевой.

Голубой мост.

Глухая мартовская ночь. У кромки леса сосредоточились партизанские отряды. Порывистый ветер, неистово шумящий в чёрных верхушках сосен, заглушает все звуки. Слова команды, произнесённые шёпотом, передаются от одного человека к другому, а их тут сотни. Четыре сильные партизанские группы тронулись в долгий путь. Лощиной, значительно севернее Голубого моста, они вышли к реке и, осторожно ступая по льду, поднялись на противоположный берег. Здесь общий путь отрядов заканчивался.

Одна группа под командованием Георгия Фёдоровича Покровского направилась к станции Выгоничи, западнее Голубого моста. Партизаны незаметно приблизились к станции и минировали выходы из неё, ведущие к Голубому мосту. То же самое совершила другая группа партизан на станции Полужье. Третья группа вышла южнее моста, оседлала большак, идущий параллельно железной дороге, и подготовилась к взрыву деревянных мостов, чтобы отрезать возможность подхода подкреплений противника по дороге. Сигнал атаки. Затрещали пулемёты, грохнули партизанские пушки. Воины лесов одновременно наносили удары по гарнизонам двух железнодорожных станций. Первые выстрелы партизан застали вражеских солдат и офицеров спящими. Среди немцев поднялась невообразимая паника. Партизаны подожгли крайние станционные строения. В пляшущем свете пожаров метались полураздетые гитлеровцы, беспорядочно отстреливаясь. Издалека доносились взрывы. Это обрушились два деревянных моста на шоссе. На выходах со станции в воздух полетели железнодорожные рельсы. Противник не понимал, что происходит вокруг. Как потом выяснилось из допроса пленных, они считали, что регулярные части Красной Армии прорвались далеко вперёд и ведут наступление...

Гарнизоны двух станций метались среди горящих построек и, кое-как отвечая на огонь партизан, меньше всего думали о судьбе моста...

Специально выделенные партизаны, проникшие к дотам сзади, попросту стучали в их окованные двери, и, когда ничего не подозревавшие гитлеровцы открывали свои берлоги, навстречу полоскам света сверкали автоматные очереди... Из самой казармы не ушёл ни один фашист. Их там было 170.

Быстро и ловко делают подрывники своё дело. Звучит сигнал: «От моста!» Проходит несколько минут, и раздаётся заключительный аккорд всей операции: оглушительный грохот потрясает окрестность...

Весть о долгожданном взрыве облетела все партизанские отряды огромного леса. Люди ликовали. Важная железнодорожная магистраль больше не будет работать на Гитлера. Вражеские поезда не пойдут по ней к линии фронта.

Александр КРИВИЦКИЙ, Павел КРАИНОВ.

«Правда», 1943 год.

Рождение брянского гимна

Помнится поздняя осень 1942 года, когда в Москве представитель Брянского фронта Серафим Китаев встретился с композитором Сигизмундом Кацем и мной и передал просьбу тех, кто сражался в те суровые дни в брянских лесах, о том, чтобы мы написали для них песню.

Это было созвучно мыслям и настроениям, которые властвовали тогда нами, потому что, ещё не бывая за чертой фронта, мы уже знали о героической борьбе тысяч советских людей – и военных, оказавшихся на оккупированной территории, и рабочих, и колхозников, партийных работников и интеллигенции Брянщины.

...Тёмным вечером с начальником штаба объединённых партизанских отрядов товарищем Матвеевым – бывшим секретарём Орловского обкома ВКП(б) – и специальным корреспондентом газеты «Красная звезда» полковником Краиновым мы сидели в холодном самолёте, загруженном боеприпасами, медикаментами, продовольствием и праздничными подарками для брянских партизан, приготовленными теми, кто находился на «Большой земле». Самолёт взлетел, мы оказались в тёмном небе, и пошли к линии фронта. Где-то внизу виднелись вспышки зениток. Так мы молча летели, пока самолёт не начал снижаться. Вскоре мы увидели горящие костры. На эти костры и пошёл самолёт, спускаясь на лёд озера. Открылись двери самолёта, и мы оказались в объятиях людей, которые ожидали нас в этот предпраздничный вечер.

Товарищ Матвеев сказал: «Вот поэт Софронов, кроме того, что он корреспондент, ещё привёз песню, которую специально написал для брянских партизан». Всё это было в районе города Трубчевска, в освобождённых районах Брянщины, где была Советская власть, где в лесах в землянках находились партизаны...

Мне не раз приходилось петь свои песни, но, пожалуй, такого волнения, как именно в ту ночь, на 7 ноября 1942 года, я никогда не испытывал. Я спел её один раз, меня попросили спеть ещё раз, потом третий раз. Меня обнимали...

На другое утро в этом же доме оказался слепой гармонист... Я посидел с ним около часа, медленно напевая ему мелодию песни, а вокруг нас собрались в этом деревенском доме среди сгоревшей деревни люди, и тоже вместе с нами пели песню «Шумел сурово Брянский лес...».

Анатолий СОФРОНОВ. «Воспоминания».

Брянская улица к победе нас ведёт

Шоссе Орёл-Карачев являет собой наглядный образец той новой разрушительной фазы, в какую война вступила… Через каждые полкилометра – воронки от разрывов мин или бомб, и сквозь купели рыже-зелёной пыли на минутку выглянет пепелище деревни, и снова всё застилает неодолимая стихия пыли, намолотой войсками на всех этих импровизированных дорогах рядом с шоссе, которое выведено из строя, умерщвлено войной.

Так по пути отступления немца, по пути смерти въезжаешь в город Карачев. Стоя в центре города, свободно видишь горизонты. Ничто не препятствует взору, все сооружения, возвышавшиеся когда-то над землёй, низвергнуты и сравнены с низиной, набегающей сюда из далёких болот и лугов. Признаки жилья всюду так основательно уничтожены, что между центром и окраинами не стало разницы, и ветер беспрепятственно несёт сюда с недавнего пригородного поля боя тошно-сладкий, содрогающий живого человека трупный запах. Воистину можно сказать: здесь был Карачев…

Константин ФЕДИН. «В боях за Орёл».

Уж близок миг победы!

Решительным и смелым ударом войска 50-й армии прорвали оборону противника и завершили замечательный манёвр, в результате которого быстро, не дав противнику опомниться, овладели плацдармом на западном берегу реки Десна, перерезали важнейшие коммуникации немцев и создали угрозу войскам противника, занимавшим города Брянск и Бежица.

Военный совет Брянского фронта поздравляет вас и весь личный состав вашей армии с успешным завершением этой славной операции, приведшей к крупной победе над врагом, и объявляет благодарность всем её участникам. Военный совет фронта особенно отмечает отличные боевые действия 2-го гвардейского кавалерийского корпуса под командованием генерал-майора Крюкова, 108-й стрелковой дивизии под командованием полковника Теремова, 413-й стрелковой дивизии под командованием полковника Хохлова и 369-й стрелковой дивизии под командованием полковника Хазова...

Из телеграммы Военного совета Брянского фронта
командующему 50-й армией генералу И.В. Болдину.

Москва салютует!

Товарищи воины, братья по бою,
Нас брянцами гордо зовут.
Сегодня Москва рукоплещет героям,
Гремит орудийный салют.

Леса золотятся осенним убранством,
В счастливые дни сентября.
И солнце встаёт над ликующим Брянском,
Над Брянщиной рдеет заря.

Мы бьёмся, отважны, сильны, непреклонны,
За честь и свободу свою.
Мы Брянского фронта родные знамёна
Прославили в этом бою.

Яков ХЕЛЕМСКИЙ. 1943 год.

Опубликовано в № 37 (1194) газеты «Брянская правда» от 14 сентября 2018 года.

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
0
Голосов пока нет