Пенять ли на зеркало? Мнение о 14-й пресс-конференции В.В. Путина

  • Posted on: 23 December 2018
  • By: koms

Единственный рекорд 14-й «большой» пресс-конференции, которую дал в минувший четверг Владимир Путин, – количество аккредитованных журналистов. Их было 1702 человека. Все остальные параметры этого традиционного формата общения главы государства с прессой оказались средненькими. Продолжалось мероприятие «всего-то» 3 часа 43 минуты (десять лет назад на час дольше!).

А 68 вопросов от 53 журналистов – даже меньше, чем в прошлом, тоже не рекордном году. Это с некоторым сожалением отметили любители цифр и статистических данных.
Впрочем, дело, конечно, не в рекордах, а в содержании. От президентских пресс-конференций, как и от его «прямых линий», в обществе ещё ждут, если не откровений, то реакции государственной власти на острые проблемы, хоть какой-то обратной связи с руководством страны. Потому что в другое время добиться этого практически невозможно.
Но на сей раз и содержание пресс-конференции оказалось средненьким: без сенсаций, ожидаемых откровений, почти без требований президента к своим подчинённым «разобраться» и «принять меры». Даже без некогда свойственного президенту полемического задора. Сложилось впечатление, что и сам Путин чувствовал: нет былой энергетики. Ни в его ответах, ни в вопросах журналистов.

Иногда он даже пытался себя и публику как-то раззадорить. К украинскому журналисту Цимбалюку президент обратился едва ли не с надеждой в голосе: «Мои коллеги мне говорили, лучше не давать ему слово, потому что он скандал устроит. Вы хотите скандал устроить, нет? Пожалуйста, давайте». Но Цимбалюк скандала не устроил, дежурно спросив про «оккупацию Россией Донбасса». А Путин столь же дежурно ответил, что никакой оккупации нет: «Скажите, пожалуйста, кто установил блокаду между Донбассом и остальной частью Украины? Разве Россия это сделала? Это сделали украинские власти: ввели сплошную экономическую блокаду территории, которую они считают своей. И они стреляют по этим гражданам, которых считают своими гражданами. Там каждый день почти люди гибнут, мирные причём. Мы действительно оказываем гуманитарную и другую помощь и поддержку людям, которые проживают на этой территории. Но только для того, чтобы их окончательно там не раздавили, не съели и не порвали».
Так что надеяться жителям народных республик Донбасса остаётся только на себя. Может, окончательно раздавить их Россия и не даст, но и защитить от экономической блокады и каждодневных расстрелов не спешит.

Не слишком внятно говорил президент и о защищённости россиян. Ну, например, жителей Курильских островов: чего им ждать от переговоров РФ с Японией? Один из немногих чётко сформулированных вопросов поступил как раз на эту тему – от японского журналиста Х. Сугидзаки из «Киодо Цусин». Тот прямо поинтересовался, сколько Путин собирается отдать Японии островов: ноль, один-два – или все четыре. Путин долго говорил о необходимости мирного договора между нашими странами и ограниченности суверенитета Японии из-за нахождения на её территории военных баз США. Но на вопрос об островах так и не ответил. Неужто суверенитет России тоже ограничен?

Антон Верницкий с Первого канала и вовсе вспомнил песенку из советского детства: «Солнечному миру – да-да-да, ядерному взрыву – нет-нет-нет». Он попросил успокоить его маленького сына, который сегодня тоже боится войны. Хотя верховный главнокомандующий и напомнил про новое уникальное оружие, разработанное в России, его рассуждения не очень-то успокаивали: «Сейчас делают ещё один шаг – США выходят из Договора по ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Что будет с этим? Очень трудно себе представить, как будет развиваться ситуация дальше. А если эти ракеты появятся в Европе, что нам делать? Конечно, надо будет обеспечить свою безопасность какими-то шагами».
«Какие-то шаги» – это какие именно? Похоже, президенту Путину и впрямь это трудно себе представить.
Международная тематика накануне пресс-конференции анонсировалась как одна из ведущих. Но большинство вопросов носили не просто внутренний, а, можно сказать, частный, даже личный характер. Если на «прямой линии» общения президента с гражданами это понятно, то от профессиональных журналистов всё-таки ожидаешь неких социально значимых обобщений.

***

Кажется, не только Владимир Путин, но и журналисты уже не питают энтузиазма. Потеряли надежду не то что решить – даже всерьёз поднять жизненно важные темы. Путинские пресс-конференции всё больше превращаются в действо, где главное засветиться, всё равно как: нарядом, плакатиком, одиозным или нелепым вопросом. К тому же многие из присутствовавших, что называется, старожилы. «Четвёртый год слова не дают!» «А нам седьмой!» – выкрикивали из зала. А Путин отшучивался: «Это всё Песков виноват, мы его накажем».

Ситуация-то в России совсем не шуточная! 2018-й прошёл под знаком и выборных разочарований, и пенсионного грабежа, который власти старались прикрыть праздниками: то чемпионатом мира по футболу, то Днём рождения города. Отдав голоса Владимиру Путину, его сторонники хотели перемен, нового курса. Но получили они от переизбранного главы государства «в подарок» всё тот же полностью дискредитировавший себя кабинет министров. А затем и упомянутое повышение пенсионного возраста. Осенние региональные выборы ознаменовались серией скандальных фальсификаций в пользу партии власти и несколькими её болезненными поражениями.

Граждане не без оснований рассчитывали, что Владимир Владимирович объяснится с ними – пусть и через сотрудников СМИ. Но нам продемонстрировали очередное шоу.
Поначалу Путин воспользовался своим любимым коньком: сыпал цифрами и статданными, дабы убедить россиян в стабильном развитии страны. Правда, выглядело это не так убедительно, как раньше. Вероятно, из-за того, что вся «позитивная цифирь» оказывалась в масштабах статистической погрешности. «После длительного перерыва зафиксирован и незначительный, но всё-таки положительный тренд роста реальных располагаемых доходов населения. По последним данным, он составит 0,5%». «За десять месяцев текущего года ВВП вырос на 1,7%».

Казалось, президент и самого себя не очень-то убеждает мизерными процентами. Засомневались и журналисты, даже с официозного ВГТРК. Павел Зарубин сослался на главу Счётной палаты Кудрина, мол, он утверждает, что российская экономика в течение десятилетия растёт всего на 1% в год: «Возможен ли при таких вводных прорыв, о котором идёт речь, или экономика будет и дальше развиваться по принципу: заработали что-то на нефтяных излишках – отложили в сторону и истратили тогда, когда приспичило? И в целом вы командой Медведева довольны?»

Владимир Владимирович заметно растерялся, что прежде с ним случалось нечасто. Он как-то боязливо выразил уважение к Алексею Леонидовичу Кудрину, назвав его своим товарищем и хорошим специалистом, и одновременно напомнил, что во время столь низкого роста тот был вице-премьером. И потому, по словам президента, «нечего на зеркало пенять, коль рожа крива». По такой президентской логике, у Дмитрия Медведева, бывшего в этот период и президентом, и премьером, рожа ещё кривее. Но работой его команды Владимир Путин доволен. Президент настаивал, что всё не так уж и плохо, просто «механически считать нельзя»»: были спады, но был и рост!

Корреспондент интернет-издания «Газета.Ру» Рустем Фаляхов согласен, что механический счёт не годится. Он в принципе усомнился в данных, которые предоставляют главе государства статистические ведомства: «Если верить рапортам правительства, то доходы растут, а цены падают. Но когда россияне видят ценники на товары и услуги, они понимают, что правительственные чиновники просто жонглируют цифрами. Речь идёт о статистике Минтруда, Минэкономразвития, Минфина. У экспертов тоже недоумение... Мой вопрос очень простой: не пора ли всё-таки произвести тонкую настройку официальной статистики, иначе получится, что майский указ будет легко выполнен, а индекс счастья покажет ноль?»
Показалось, что Путин занервничал. Возможно, он и сам давно подозревает: со столь любимыми им цифрами что-то не так. Но если отказаться и от них, что вообще останется от стабильности и благополучия?

«Нужно лучше объяснять людям, откуда берутся эти цифры и что они значат, и как на них реагировать. Потому что когда просто голые цифры преподносятся и говорят, что «жить стало лучше, жить стало веселее», а люди видят реальное повышение ценников в магазинах, это вызывает недоумение и порождает недоверие к этой статистике. …Но дело даже не столько в её качестве, которое нуждается в совершенствовании, дело в том, чтобы объяснять людям, что это усреднённые цифры. Где-то есть это повышение в какой-то отрасли, условно говоря, у нефтяников или у металлургов, а где-то этого нет», – заявил президент. Затем он долго рассказывал, как проводить расчёты, чтобы «цифры бились с реальным положением дел». И вновь путался. Ну никак не объяснить людям, что уровень жизни всё выше, если растут только тарифы, цены на бензин, НДС и пенсионный возраст.

***

Что касается продавленного закона о пенсионном возрасте, Путин в очередной раз оправдывался. Но не из-за его повышения, а из-за собственных давних слов, что такого повышения при его президентстве не будет. Мол, и тогда был прав, делая такие заявления, и сейчас, нарушив собственное слово, прав. Аргументы Путин привёл прежние, неоднократно опровергнутые. Увы, даже самые аргументированные доводы не услышаны. Неудивительно: иначе усреднённая президентская реальность вдребезги разобьётся о не усреднённую российскую жизнь.

Кстати, пенсионную реформу Путину предложил отменить разговорчивый журналист из Приморья Сергей Мильвит (его вопрос-выступление оказался самым длинным). Начал он с горячих благодарностей. Но потом выяснилось, что дома, которые по распоряжению Путина должны были предоставить дольщикам Владивостока, не достроили, как не достроили и спортивный комплекс. Закрывают школы, больному ребёнку без помощи главы государства невозможно помочь... Иными словами, картина получилась безрадостная. Недаром журналист упомянул о протестном голосовании, впрочем, не рискнул напрямую спросить о фальсификации сентябрьских выборов в Приморье.

Юрий Абумов из газеты «Хакасия» тоже не решился на прямой вопрос об издевательствах над демократией. Но поинтересовался, почему президент, вопреки собственным установкам, не встретился с новоизбранными губернаторами от оппозиционных партий. Путин пообещал…

И никакие благодарности и поздравления президенту (хотя их звучало много) не могли прикрыть отчаянное положение россиян.

«По Ленобласти проходит «Северный поток-1». Строится «Северный поток-2». Вы открываете «Турецкий поток», всё очень здорово. Но многие жители Ленинградской области, которые видят, как мимо них проходят эти потоки, в течение многих лет не получают газ. А недавно Газпром и вовсе заявил, что не может отпустить газ новым потребителям на целом Карельском перешейке».

«В 2016 году в Шамильском районе Дагестана в ходе спецоперации были расстреляны два подростка. Впоследствии доказано судом, что они не были боевиками и не причастны к незаконным вооружённым формированиям. Я вас очень прошу, возьмите под свой личный контроль расследование этого дела об убийстве братьев Гасангусейновых и, пожалуйста, как можно быстрее официально реабилитируйте этих ребят. Просто очень жалко родителей».

«Владимир Владимирович, очень большая просьба к Вам, обратить внимание на обманутых дольщиков: Санкт-Петербург, Ленинградская область, да и вся Россия. Что сейчас происходит? Для того чтобы отчитаться перед Москвой, что всё хорошо, вводят в эксплуатацию попросту недостроенные дома. Понимаете, за принципиальную позицию таких активистов, как я в том числе, травят. Против меня собираются возбудить уголовное дело за то, что я пытаюсь писать правду про чиновников. Был убит мой муж. Следствие до сих пор топчется на месте… Я даже не знаю, давайте мы вместе с Вами… Мы такие же люди, как и Вы».

***

Действительно ли – такие же? Видно ли это из параллельного мира, в котором обитают высокопоставленные руководители, которые судят о нашей жизни только по «усреднённым цифрам»? Что вообще эти руководители знают о сегодняшней России, если даже не понимают, какое общество намерены построить, ради каких высших целей россияне должны терпеть лишения и нужду?

Однако Владимир Путин точно знает, какого общества не хочет. Не представившийся человек из неназванного издания привлёк внимание президента странным плакатиком «КГБ и дети». Но вопрос его был совсем о другом: «Сейчас в обществе очень высок запрос на социальную справедливость. И, по данным Левада-центра, по-моему, 66% процентов с ностальгией отзываются о Советском Союзе. (Эти сведения были опубликованы в «Советской России» 20.12.2018) Как Вы считаете, возможна ли реставрация социализма в России?»

Путин ответил, показалось, с испуганной поспешностью и чуть ли не впервые однозначно: «Думаю, что это невозможно. Мне представляется, что глубинные изменения общества таковы, что реставрация социализма в том смысле, какой вы, по-моему, в это вкладываете, невозможна. Возможны элементы социализации экономики, социальной сферы, но это всегда связано с расходами больше доходов и, в конечном итоге, с тупиком в экономике».
Безусловно, экономика, где огромные бюджетные средства выделяются не на науку или образование, не на социалку или развитие высокотехнологического производства, а на помощь «пострадавшим от западных санкций» олигархам, при социализме невозможна. Как и сами олигархи. Отсюда и страх даже намёка на реставрацию социализма у олигархической власти.

Ну а что такое социализация экономики по-путински, со всей наглядностью показали события 2018-го. Завершающая год пресс-конференция президента, как представляется, навсегда закрыла тему о возможности «левого поворота» при действующей власти. Точнее, закрыл эту тему своими словами о невозможности социализма сам Владимир Путин.

Екатерина ПОЛЬГУЕВА, «Советская Россия».

Оценка: 
Ваша оценка: Нет
4
Средняя: 4 (2 оценки)